24 и 25 января на сцене «Платформы» Алексей Паперный представит свой последний спектакль «Август» по одноименной авторской пьесе.

Эстетика спектакля представляет собой органичное сочетание уютного домашнего театра, театра абсурда и выступления на летней эстраде в 60-е годы.

Это пьеса о странных человеческих взаимоотношениях. В «Августе» мужчина и женщина разбегаются на Литейном мосту, кричат и отгадывают загадки, папа учит сына играть на фортепиано, благородные воры отдают одежду незнакомцу, только что сбежавшему в одних трусах из больницы, светит луна, идет снег в августе, воет волк, повар ночью в парке исполняет оперу собственного сочинения, падают яблоки, доносится танго на баяне, а несмолкающий ветер уносит слова и открывает окна.

Активный монтаж событий, происходящих в сюжете, делает этот текст похожим больше на киносценарий, в котором постоянно сменяются квартиры, площади, улицы, дворы и трамваи. Тем не менее, художник Нана Абдрашитова сумела создать в одном театральном пространстве десяток разных мест действия для двух десятков персонажей.

В спектакле принимают участие: Михаил Горский, Варвара Турова, Алёна Коломина, Игорь Фомин, Василий Ильин, Алексей Посикера, Никита Быченков, Юлия Сорокина, Аля Никулина, Андрей Кочетков, Игорь Скляров, Анна Махова

Художник — Нана Абдрашитова
Свет – Елена Перельман
Постановка, пьеса, музыка — Алексей Паперный

Проект «Платформа»
Художественный руководитель Кирилл Серебренников

24 и 25 января 2014 г в 20:00

Алексей Киселев («Афиша»): «Август»— нелинейное, переполненное редкой добротой повествование о необычных в своей обычности людях, ни к чему не ведущее, но приводящее ко всему. Это театральная поэзия, обаятельно растрепанная, тихая и неторопливая».

Ольга Фукс («Ведомости»): «Август» оставляет необычное ощущение, точно Чехов попал в современный мегаполис и попробовал технику вербатим: достоверность растворена в особой атмосферности, которую очень хочется назвать московской, хотя здесь вместе с Казанским вокзалом упоминается и питерский Литейный мост. Подходит и формула «люди пьют чай, а в это время рушится их жизнь». Вроде бы и драма новая, а с «новой драмой» театр Паперного точно живет в параллельных мирах — ни социальных тем, ни политических подтекстов, ни экзистенциального отчаяния».

Марина Шимадина («Известия»): «Режиссер, как в кино, монтирует встык разрозненные сцены, создавая пеструю мозаику дней, а иногда вдруг останавливается на крупных планах, и мы зачарованно наблюдаем, например, как девочка Паулина ест огурец с солью. И вспоминается, что «жизнь, как тишина осенняя, подробна» и состоит из таких вот мелких и незначительных деталей, которые почему-то навсегда врезаются в память».